13 июля

СМИРЕНИЕ КАК ДАР

Если мы рассчитывали прежде всего на собственные силы, всякая опора на Высшую Силу исключалась. Отсутствовал основной элемент всякого смирения — желание познать Божью волю и следовать ей.
Двенадцать шагов и двенадцать традиций, с. 84
Twelve Steps and Twelve Traditions, p. 72

Когда я впервые пришел в АА, то страстно желал обрести некое иллюзорное качество, называемое смирением. Я не осознавал, что искал смирения потому лишь, что считал, — оно поможет мне получить то, чего я хочу. Для людей я готов был на что угодно, но только при условии, что Бог непременно вознаградит меня за это. Сейчас я стараюсь помнить, что люди, которых я встречаю в течение дня, так близки к Богу, как мне вряд ли когда-нибудь доведется быть. Мне надо молиться о познании Божьей воли сегодня и постараться увидеть, как мой личный опыт надежды и боли может помочь людям. И если это удастся, мне не надо искать смирения, оно само нашло меня

12 июля

ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ГЛАВНОЙ РОЛИ

…ибо без определенной степени смирения ни один алкоголик не может оставаться трезвым… Без него они не смогут поставить перед собой какую-либо полезную цель, а в трудные моменты жизни опереться на веру, чтобы устоять перед испытаниями.
Двенадцать шагов и двенадцать традиций, с. 81
Twelve Steps and Twelve Traditions, p. 72

Почему я противлюсь слову «смирение»? Я смиряюсь не перед другими людьми, а перед Богом, как я понимаю Его. Смирение означает проявление «покорного уважения», и, будучи смиренным, я осознаю, что я не центр Вселенной. Пока я пил, то всецело был во власти гордыни и эгоцентризма, считая, что мир вращается вокруг меня и что я хозяин своей судьбы. Смирение позволяет мне больше полагаться на Бога в преодолении жизненных преград и в избавлении от недостатков — чтобы я мог духовно расти. Для повышения своего профессионального уровня я должен решать все более сложные проблемы, а когда на моем пути возникают препятствия — учиться преодолевать их с Божьей помощью. Ежедневное общение с Богом подтверждает мое смирение и позволяет мне осознать, что Некто более могущественный, чем я, готов помочь мне, если я перестану мнить себя Богом

11 июля

ПОВОРОТНЫЙ ПУНКТ

Когда мы стали рассматривать смирение как нечто желательное для нас, а не как то, что, хочешь не хочешь, мы должны иметь, — это стало поворотным моментом нашей жизни.
Двенадцать шагов и двенадцать традиций, с. 87
Twelve Steps and Twelve Traditions, p. 75

Либо образ жизни АА становится радостью, либо я возвращаюсь к мраку и отчаянию алкоголизма. Радость приходит тогда, когда мое отношение к Богу и смирению обращается в желание, а не в бремя. А когда я осознаю, что если я правдив и честен при подготовке инвентаризации, то непременно обретаю ясность, душевный покой, свободу и радость, а мрак жизни сменяется лучезарным светом. Вера в мою Высшую Силу крепнет, и все мое существо наполняется чувством благодарности. Я убежден, что быть смиренным означает быть правдивым и честным с самим собой и с Богом. Только тогда смирение становится тем, чего я «действительно хочу», а не тем, чем я «должен обладать»

10 июля

К УМИРОТВОРЕНИЮ И ДУШЕВНОМУ ПОКОЮ

…если мы выявили в себе некоторые из наших недостатков, обсудили их с каким-либо другим человеком и захотели избавиться от них, наше представление о смирении приобретает более широкий смысл.
Двенадцать шагов и двенадцать традиций, с. 85
Twelve Steps and Twelve Traditions, p. 74

Когда возникают нарушающие мой душевный покой ситуации, боль от них побуждает меня просить Бога о прозрении — чтобы я смог понять свою роль в той или иной ситуации. Признавая свое бессилие, я смиренно молю о принятии происходящего. Я стараюсь увидеть, каким образом недостатки моего характера повлияли на ситуацию. Мог ли я проявить больше терпения? Был ли я нетерпим? Настаивал ли на своем? Боялся ли?

По мере того как мои недостатки вскрываются, я отбрасываю свою самоуверенность и смиренно прошу Бога избавить меня от этих недостатков. Ситуация, возможно, и не изменится, но, если я продолжаю проявлять смирение, я обретаю мир и душевный покой, они же, естественно, — производные моего упования на Силу более могущественную, чем я

9 июля

Я ЯВЛЯЮСЬ ИНСТРУМЕНТОМ

Смиренно просили Его исправить наши изъяны.
Двенадцать шагов и двенадцать традиций, с. 81
Twelve Steps and Twelve Traditions, p. 70

Вопрос смирения весьма сложен. Смирение отнюдь не означает для меня считать себя хуже, чем я есть на самом деле. Оно — в признании того, что определенные вещи я делаю хорошо, а также в способности с благодарностью принимать похвалу.

Бог может сделать для меня только то, что Он может сделать через меня. Смирение — это результат осознания того, что это действует Бог, а не я. В таком случае — как я могу гордиться своими достижениями? Я — инструмент, и любая работа, которую, как мне кажется, выполняю я, на самом деле выполняется Богом через меня. Я ежедневно прошу Бога устранить мои недостатки, чтобы я мог более свободно заниматься делом «любви и служения» в АА

8 июля

НЕУКЛОННО РАСТУЩАЯ СВОБОДА

Итак, Седьмой Шаг позволяет нам, изменив свою жизненную позицию и взяв смирение в поводыри, выйти за пределы своего «я» навстречу другим людям и Богу.
Двенадцать шагов и двенадцать традиций, с. 88
Twelve Steps and Twelve Traditions, p. 76

Когда я, наконец, попросил Бога убрать все то, что отгораживало меня и от Него, и от солнечного света Духа, я отправился в такое увлекательное путешествие, какого не мог себе и представить. Я освободился от тех черт характера, что обрекали меня на замкнутость в себе. Благодаря этому смиренному Шагу я чувствую себя очистившимся.

Я потому особенно ясно осознаю этот Шаг, что способен теперь быть полезным Богу и своим товарищам. Я знаю, что Он даровал мне силы исполнить Его волю и подготовил меня к достойной встрече всего и вся, что сегодня станет на моем пути. Я поистине в Его руках и благодарю за радость быть сегодня кому-то полезным

7 июля

…И ОСВОБОЖДАЯСЬ ОТ НЕГО

…прежде всего страх, что мы утратим то, чем мы владеем, или не получим того, что нам хочется иметь. Живя с ощущением неудовлетворенных желаний, мы постоянно испытывали беспокойство и недовольство. Мы не могли обрести покой, пока не уменьшили свои притязания. Надеемся, что разницу между притязанием и просьбой объяснять не нужно.
Двенадцать шагов и двенадцать традиций, с. 87, 88
Twelve Steps and Twelve Traditions, p. 76

Я могу быть спокойным, только когда избавляюсь от ожиданий. Когда же я поглощен мыслями о том, чего я хочу или что могу получить, я охвачен страхом или нахожусь в состоянии тревожного ожидания. И это, естественно, не способствует моей эмоциональной трезвости. Я должен снова и снова капитулировать перед реальностью моей зависимости от Бога, поскольку только тогда я обрету спокойствие, благодарность и духовную безопасность

6 июля

РАСПОЗНАВАЯ СТРАХ…

Главным возбудителем наших недостатков был эгоистический страх…
Двенадцать шагов и двенадцать традиций, с. 87
Twelve Steps and Twelve Traditions, p. 76

Когда мне дискомфортно, когда я раздражен или в депрессии, я ищу страх. Эта «зловещая и разъедающая угроза» и есть источник и причина моих страданий. Страх перед неудачей, страх перед людским мнением, страх перед злом, страх причинить кому-либо вред и множество всяких других страхов. Я обрел Высшую Силу, которая не хочет, чтобы я жил в страхе, и как результат этого — мой, приобретенный в АА, опыт приносит мне радость и свободу. Я больше не хочу жить с тем множеством недостатков характера, что руководили моей жизнью, когда я пил. Седьмой Шаг — это мой путь к освобождению от них. Я молюсь о помощи в распознавании страха, скрывающегося за тем или иным недостатком, а затем прошу Бога избавить меня от этого страха. Такой способ действует безотказно, и это — одно из величайших чудес в моей жизни с Анонимными Алкоголиками

5 июля

НОВОЕ РУКОВОДСТВО

Наши внутренние резервы, во главе с волей, оказались недостаточными, для них это была непосильная задача… Каждый день мы должны вносить в наши действия видение Божьей воли…
Анонимные Алкоголики, с. 44, 82
Alcoholics Anonymous, pp. 45, 85

Я слышу разговоры о «слабовольном» алкоголике, но я — один из самых волевых людей на земле! Теперь я знаю, что моей невероятной силы воли недостаточно, чтобы спасти мою жизнь. Моя проблема — отнюдь не проблема «слабости», а скорее руководства. Когда я, без ложного самоуничижения, принимаю истинные дефекты своего характера и обращаюсь к Богу за руководством, самые мои большие недостатки становятся величайшими достоинствами. Моя сильная воля, направленная по верному руслу, заставляет меня работать до тех пор, пока Обещания Программы не станут моей повседневной реальностью

4 июля

ЕСТЕСТВЕННАЯ ВЕРА

…в глубине души каждого мужчины, каждой женщины и каждого ребенка есть основополагающая идея Бога. Она может ощущаться невнятно, заслоненная бедой, помпезностью или преклонением перед другими вещами, но в той или иной форме она есть всегда. Ибо есть вера столь же древняя, как и сам человек, это вера в Силу более могущественную, чем мы, и в чудесные проявления этой Силы в жизни людей.
Анонимные Алкоголики, с. 53
Alcoholics Anonymous, p. 55

Я видел деяния невидимого Бога в помещениях АА по всей стране. Чудеса выздоровления можно воочию наблюдать повсюду. Теперь я верю, что Бог — и в этих комнатах, и в моем сердце. Сегодня для меня, бывшего агностика, вера так же естественна, как дыхание, еда и сон. Двенадцать Шагов помогли мне во многом изменить мою жизнь, но самое главное и действенное — я обрел Высшую Силу