18 апреля

ЧЕСТНОСТЬ С САМИМ СОБОЙ

Обман других почти всегда коренится в обмане нами самих себя… Когда мы честны с другим человеком, это подтверждает нашу честность с собой и с Богом
Как это видит Билл
As Bill Sees It, p. 17

Когда я пил, то обманывал сам себя, представляя реальность такой, какой мне было угодно. Обман других — это дефект характера, даже если это только незначительное искажение правды или приукрашивание своих мотивов, чтобы люди были обо мне высокого мнения. Моя Высшая Сила может устранить этот недостаток моего характера, но сначала я должен помочь себе, изъявив желание получить эту помощь и отказываясь от обмана. Каждый день я должен помнить, что, обманывая самого себя, я обрекаю себя на неудачу и разочарование в жизни и в Анонимных Алкоголиках. Тесные и честные отношения с Высшей Силой — вот единственное прочное основание для честности с самим собой и с людьми

17 апреля

ЛЮБОВЬ И СТРАХ КАК ПРОТИВОПОЛОЖНОСТИ

Все эти недостатки порождают страх, который сам по себе является видом душевного заболевания
Двенадцать шагов и двенадцать традиций, с. 57
Twelve Steps and Twelve Traditions, p. 49

«Страх постучался в дверь, вера ответила — и там вдруг никого не оказалось». Не знаю, кому принадлежит это изречение, но из него становится ясно, что страх — это иллюзия. Я сам создаю эту иллюзию.

Я рано испытал страх и ошибочно считал, что одно только его присутствие делает меня трусом. Я не знал, что одно из определений мужества — «желание поступать правильно, невзирая на страх». Таким образом, мужество — это не обязательно отсутствие страха.

Когда в моей жизни не было любви, почти наверняка мной владел страх. Бояться Бога — значит бояться радости. Оглядываясь назад, я понимаю, что, когда я боялся Бога, в моей жизни не было радости. Я научился не бояться Бога — и научился испытывать радость

16 апреля

ЗЛОБА — «СОМНИТЕЛЬНАЯ РОСКОШЬ»

Для того чтобы жить, мы должны освободиться от злобы. Обиды и злоба — не для нас. Они, возможно, сомнительная роскошь, которую могут себе позволить люди нормальные, но для алкоголиков они — яд
Анонимные Алкоголики, с. 65
Alcoholics Anonymous, p. 66

«Сомнительная роскошь». Как часто я вспоминал эти слова! Это не просто гнев, который тоже лучше оставить неалкоголикам. Я составил список, включив в него оправданное негодование, жалость к себе, склонность к осуждению, самодовольство, ложную гордость и ложное смирение. Всегда поражаюсь, читая приведенный выше отрывок из Большой Книги. В меня настолько глубоко вошли Принципы Программы, что я всегда думаю, а все ли свои дефекты я перечислил? Я благодарен Богу за то, что не могу их себе позволить, иначе они захватят меня

15 апреля

ОКОВЫ ОБИД

…затаивать обиды — это бесконечно печально, потому что таким образом мы отгораживаемся от солнечного света Духа
Как это видит Билл
As Bill Sees It, p. 5

Сказано: «Гнев — это роскошь, которую я не могу себе позволить». Значит ли это, что я отвергаю данное человеческое чувство? Думаю, нет. До того как я узнал Программу АА, я был рабом присущих алкоголику моделей поведения. Я цепями прикован был к негативным чувствам, без всякой надежды разорвать эти цепи.

Шаги предложили мне альтернативу. Четвертый Шаг стал началом конца этих оков. Процесс «избавления» начался с переоценки. Мне нечего было бояться, ведь предыдущие Шаги убедили меня в том, что я не одинок. Моя Высшая Сила привела меня к этой двери и одарила правом выбора. Сегодня я могу открыть дверь к свободе и радоваться солнечному свету Шагов, по мере того как они очищают мой дух

14 апреля

ВРАГ «НОМЕР ОДИН»

Злоба — это враг «номер один». Она разрушает алкоголиков больше, чем что-либо другое. Она является причиной всех видов духовных недугов, ибо мы были больны не только психически и физически, но и духовно
Анонимные Алкоголики, с. 62-63
Alcoholics Anonymous, p. 64

Приглядываясь к себе во время работы по Четвертому Шагу, я заметил, что запросто могу пропустить некий ущерб, который нанес кому-то, посчитав это платой за ущерб, нанесенный мне. Если я продолжаю возвращаться к своим старым обидам, то это чувство трансформируется в злобу, а злоба закрывает доступ солнечного света к моей душе. Если я продолжаю бередить старые раны и копить ненависть, я причиняю себе боль и ненавижу себя. После долгих лет пребывания во мраке обид я нашел солнечный свет. Я должен отпустить мои обиды; я не могу позволить им жить во мне

13 апреля

ЛОЖНЫЙ КОМФОРТ ОТ ЖАЛОСТИ К СЕБЕ

Жалость к себе — один из самых несчастливых и разрушающих дефектов, которые мы знаем. Это барьер на пути к духовному прогрессу, и он может разрушить все полезные связи с нашими товарищами, поскольку несет в себе непомерное требование внимания и симпатии к ее носителю. Это сентиментальная форма мученичества, которое мы не можем себе позволить
Как это видит Билл
As Bill Sees It, p. 238

Ложный комфорт от жалости к себе отгораживал меня от реальной действительности лишь на некоторое время, а затем, подобно наркотику, требовал еще большей дозы. Если я поддамся саможалости, она может привести меня к срыву. Что же мне делать? Для меня существует надежное средство — переключать свое внимание, пусть сначала понемногу, на людей, которым действительно повезло меньше, чем мне, и лучше всего, на других алкоголиков. Чем искреннее я сочувствую им, тем меньше моя собственная преувеличенная саможалость

12 апреля

ОТКАЗ ОТ БЕЗУМИЯ

…Там, где дело касалось алкоголя, мы были просто безумными. Анонимные Алкоголики, с. 37
Alcoholics Anonymous, p. 38

Алкоголизм требовал от меня, чтобы я пил, — хочу я этого или нет. Безумие владело моей жизнью и было сущностью моей болезни. Оно лишило меня свободы выбора в отношении выпивки и, соответственно, вообще какого-либо выбора. Когда я пил, я был не способен разумно сделать выбор в любой из жизненных ситуаций, и жизнь стала неуправляемой.

Я прошу Бога помочь мне понять и принять алкоголизм как болезнь

11 апреля

«ОБВИНЕНИЕ» — СЛОВО, ОТ КОТОРОГО НЕОБХОДИМО ОТКАЗАТЬСЯ

Требуется немало времени, чтобы понять, что мы стали жертвой собственной эмоциональной неустойчивости. В других мы замечали это сразу, но в себе очень медленно. Прежде всего мы должны были признать, что у нас есть эти недостатки, каким бы болезненным и унизительным ни было это открытие. Что касается других людей, то нужно было отказаться от слова «обвиняю» в наших разговорах и мыслях
Двенадцать шагов и двенадцать традиций, с. 55
Twelve Steps and Twelve Traditions, p. 47

Когда я работал по Четвертому Шагу, следуя указаниям Большой Книги, я заметил, что список моих обид состоял из предрассудков и обвинений других в моей неспособности добиться успеха и жить в соответствии со своим потенциалом. Я открыл также, что я не такой, как другие, потому что я черный. По мере работы по этому Шагу я понял, что пил, исключительно чтобы отделаться от этих чувств. Только став трезвым и оценив себя с нравственной точки зрения, я прекратил обвинять других людей

10 апреля

ДУХОВНЫЙ РОСТ

Сущность любого духовного роста заключается в желании меняться к лучшему, а затем в готовности взять на себя возникающую в связи с этим ответственность
Как это видит Билл
As Bill Sees It, p. 115

Порой, когда у меня появляется желание сделать то, что мне следует делать всегда, я жажду похвал и признания моих заслуг. Я не осознаю, что, чем больше я готов действовать по-иному, тем интереснее моя жизнь. Чем больше я готов помогать людям, тем больше получаю наград. Именно так я понимаю все эти принципы. Радость и польза для меня — в готовности действовать, а не в достижении сиюминутных результатов. Быть немного добрее, немного медленнее поддаваться гневу, любить чуть больше — вот что делает мою жизнь лучше день за днем

9 апреля

СВОБОДА ОТ «ЦАРЯ АЛКОГОЛЯ»

…давайте не будем предполагать, даже на миг, что освободились от зависимости… Наш прежний тиран, «Царь Алкоголь», всегда готов снова схватить нас. Поэтому свобода от алкоголя является великой потребностью, которой надо добиваться, иначе мы сойдем с ума или умрем
Как это видит Билл
As Bill Sees It, p. 134

Пока пил, я жил в духовном, эмоциональном и иногда физическом заточении. Свою тюрьму я соорудил из кирпичей своеволия и самооправданий, от которых не мог отделаться. Случайные «сухие» периоды, обещавшие, как чудилось, свободу, оказывались не более чем надеждой на отсрочку приговора. Подлинное освобождение требовало готовности предпринять правильные действия, чтобы открыть замок. С помощью моей готовности и действий откроется замок тюрьмы и рассыплются кирпичи. Продолжающаяся готовность и сами действия, которые никогда не должны прекращаться, обеспечивают мне свободу — своего рода ежедневное испытание